Как пикировка Роскомнадзора и Википедии поставила миллион россиян в идиотское положение

Расходимся, нас выкурили.

Как пикировка Роскомнадзора и Википедии поставила миллион россиян в идиотское положение.

http://ria56.ru/posts/45758568585854845.htm

В любой непростой ситуации один из первых рефлексов человека – найти черное и белое. Определиться, где хорошее, а где плохое. С поверхностной точки зрения белое и черное всегда очевидно. Однако за толстым шматком повидла зачастую может скрываться такой же черствый хлеб, как и за тонким слоем горчицы. Примерно в такую ситуацию загнали среднестатистического потребителя Википедия и Роскомнадзор.

Тут стоит сделать ремарку. Да, мы привыкли безоглядно критиковать Роскомнадзор. Да, досудебная блокировка сайтов – зло. Увы, Роскомнадзор – всего лишь надзорное ведомство. Добрую половину того, что вынужден делать Роскомнадзор, придумали в Госдуме и Правительстве. Плохого в этих ограничениях больше, чем хорошего. За редким исключением. Этим исключением является один из пунктов закона, ограничивающий распространение информации о наркотиках. А именно – об их изготовлении.

Нет, речь идет не об упоминании наркотических веществ в литературе или СМИ. Оставьте в покое Берроуза, Томпсона, Кинга, и даже Виктора Олеговича Пелевина трогать не следует. Никто из них в своих книгах не говорит, что и в какой пропорции нужно замешивать. Увы, статья в Википедии про Чарас (смола индийской конопли) об этом говорит. Не просто говорит, а очень подробно рассказывает. До мелочей. Повествует таким образом, что внимательный читатель в принципе может эту страницу распечатать и вложить в книгу рецептов.

Роскомнадзор в публичных дебатах с Википедией публиковал печальную российскую статистику по наркомании. Спорить с ведомством сложно. В России, учитывая катастрофическое количество наркоманов, распространять рецепты наркотиков через открытые библиотеки как минимум  неправильно.

Стоит отметить, что запрет статьи про Чарас не был инициирован ФСКН или Роспотребнадзором. Это решение суда. И это тот редкий случай, когда вопрос о блокировке поднялся после решения суда.

Википедия пыталась решить вопрос путем переноса статьи на другую страницу, её маркировки и множества пометок. Роскомнадзор с этим не согласился. В итоге провайдеров обязали заблокировать страницу. Протокол htpps не позволяет блокировать страницы по отдельности, под запрет попадает весь сайт.

Как бы дорогой читатель не относился к Роскомнадзору, в сухом остатке имеем вот что:

1.       Википедия не удаляет статью с рецептом наркотика.

2.       Википедия не идет на переговоры и не пытается найти компромисс в споре с Роскомнадзором.

3.       Википедия не намерена переходить на протокол http, позволяющий блокировать страницы по отдельности.

4.       Википедия попрощалась с читателями в соцсетях.

5.       Википедия заявила, что намерена судиться с Роскомнадзором.

Хотелось бы напомнить, за что мы любим Википедию. Да, в ней масса ошибок и неточностей. Да, в последнее время в статьи, касающиеся политики, страшно зайти – русские и украинские редакторы бьются там не на жизнь, а насмерть. Но ценность Википедии в том, что она во-первых, может дать человеку первичные знания по нужному вопросу и показать ссылки на источники, по которым вопрос можно изучить детально. А во-вторых, Википедия ценна тем, что представляет собой голос коллективного разума. Только над русский Википедией трудятся десятки тысяч человек – как на профессиональной, так и на добровольческой основе. Абсолютное большинство делают это безвозмездно, из любви к свободным знаниям.

Таким образом, зацепившись из-за пустякового вопроса о чарасе, российская администрация Википедии готова угробить работу десятков тысяч россиян, попав под блокировку (как ее обходить,  я убежден, знает один из десяти пользователей энциклопедии). Лишить миллионы россиян самой большой энциклопедии в мире. И все из-за того, что ее попросили убрать рецепт наркотика. Рецепт. Наркотика. Руководители русской Википедии решили все за миллионы россиян, хотя энциклопедия не является коммерческим продуктом и им не принадлежит. Вот такая дилемма.

Да, мы можем сколь угодно проклинать Роскомнадзор за блокировку сайтов. Но в случае с Википедией ситуация слишком неоднозначна. Можно ли приравнять рецепт приготовления наркотика к свободному распространению знаний – вопрос, в первую очередь, этический. Во вторую – исторический. И в России 2015 года ответ на него однозначен – нет, нельзя.  Да, Роскомнадзор поступил жестко. Но у Википедии были все шансы решить эту проблему.

Я с трудом представляю интернет без Википедии. Но после этой истории мне хочется сказать: расходимся, друзья. Нас разменяли на шарик чараса. Нас в буквальном смысле отсюда выкурили.

«МЕДИАЛОГИЯ»: ИНДЕКС ЦИТИРУЕМОСТИ RIA56 ВЫРОС ВДВОЕ

Индекс цитируемости портала RIA56 в рейтинге «Медиалогии» вырос почти в два раза. Об этом свидетельствуют данные отчета агентства за второй квартал 2015 года в Оренбургской области.


http://ria56.ru/posts/45724572437234723472.htm

RIA56 укрепился на первой позиции рейтинга, которую портал Регионального информагентства «Оренбуржье» занимает с первого квартала 2014 года. Позиции RIA56 укрепились с 11,1 пункта до 20,4. Двухкратный отрыв от второго места увеличился до опережения в 3,5 раза.

Вторую позицию рейтинга по-прежнему занимает газета «Орская хроника». На третьем месте - Orenday. Четвертую и пятую позицию заняли порталы Ural56 и Oren.ru, шестая - «Орская газета».

Еще одно издание, входящее в структуру ГУП РИА «Оренбуржье» - газета «Оренбуржье» - поднялась на три строчки и заняла седьмое место. Индекс цитируемости - 1,88.

Десятку самых цитируемых СМИ региона замыкают ГТРК «Оренбург», а также порталы Time56 и Orsk.ru.

Рассчет индекса цитируемости рассчитывается на базе математико-лингвистического анализа текстов 26 100 открытых источников. Во избежание самоцитирования из анализа исключены ссылки на издания, объединенные единым брендом и редакцией. Также не учитываются показатели посещаемости, тиража или аудитории.

Фотографический спецпроект

Иногда ребята, которые когда-то были у нас на практике, приносят ТАКОЕ, что у редакции отваливаются челюсти.

ВРЕМЯ НАЗАД: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ ОРЕНБУРГА

Еще Гераклит уверил нас в том, что все течет и все меняется. За более чем двухсотлетнюю историю изменений в Оренбурге произошло более чем предостаточно. Попытку отследить перемены в облике города и остановить время мы предприняли в спецпроекте RIA56.

http://ria56.ru/posts/5687657856587657.htm






Ну и так далее, по ссылке.

Никто девушке такого задания, собственно, не давал. Сама придумала, сделала, принесла. А мы с удовольствием публикуем.

ТРАНСПОРТНО-ФЕЙСБУЧНЫЙ ДЕЗМОРФИН ОТ ДЕПУТАТА ДЛЯ ЭЛЕКТОРАТА

Свежая колонка.

Оригинал тут.

Всякий депутат или общественник, поддерживающий «основную линию партии», обязан проповедовать нравственность и, по нынешним временам, «крепить духовные скрепы». Всякий борец с режимом должен сохранять для блага народа каждую бюджетную копейку и внимательно следить за рациональностью затрат.

Этот тезис – сродни коту Шредингера. Он одновременно и жив, и мертв, и существует, и распался на атомы. Он вполне правдив, если приближенные к власти считают чужие скрепы, а борцы – чужие деньги. Он не имеет права на жизнь, когда речь идет о духовности проповедников духовности и финансах борцов с коррупцией.

Но, впрочем, ближе к делу. На днях депутат Заксобрания от КПРФ Максим Амелин рассказал о том, что дорогу из Оренбурга в Ростоши планируют расширить. На эти цели направят 133 миллиона рублей. Длина расширяемого участка составит 1,6 км. Приведу его запись в «Фейсбуке» целиком.

- О вопросах целесообразности. Администрация Оренбурга за областные деньги решила расширить дорогу на Ростоши. На полтора километра Нежинского шоссе – 133 млн рублей. Хорошо, конечно, что дорогами занимаются. Но, может, разумнее потратить эти деньги, чтобы привести в порядок улицы города? На Чкалова и Гагарина уже колея, на Рыбаковскую лучше вообще не заезжать...

Практически у каждого, кто читает эту запись в «Фейсбуке» Амелина (это нынче такой способ общаться с электоратом, за который некоторые авторы-депутаты  держат журналистов, хипстеров, бизнес-тренеров и руководителей – основных обитателей «Фейсбука»), из глаз капают капли крови. У одних – от бессилия, от злобы на деспотично алеющий за Домом Советов закат, на чиновников, которые мало того что живут в Ростошах, так еще и дорогу захотели. У других – от того, как в кресло депутата попал предприниматель (Амелин хоть и коммунист, но предприниматель, впрочем, об этом позже), столь слабо разбирающийся в хозяйственных, житейских, и что еще важнее - в бюджетных вопросах. Впрочем, он не один такой  в  корпусе «народных слуг» …

Collapse )

Два года RIA56 - чадъ кутежа.

В феврале 2013 года все началось, а 23 апреля того же года запустился RIA56. Два года нам сегодня.

Сделали два текста. Первый - серьезный, о наших результатах.

http://ria56.ru/posts/654545454545454544554.htm

Второй - о наших косяках, опечатках, ошибках.

http://ria56.ru/posts/43623472.htm

Орск

Подумалось вот о чем. За месяц Орск посетили репортеры ТК "Дождь", Сергей Лойко и представители ассоциации "Голос".

Я просто не пойму, чем Орск так нагрешил, за что ему такое наказание в этот месяц. Из промышленного узла - в центр мировой рукопожатности и совестливости всего за 30 дней!

ДОНБАСС - МОЯ БОЛЬ: ИНТЕРВЬЮ С БЕЖЕНКОЙ ИЗ ДЕБАЛЬЦЕВО

Внимание всего мира сегодня приковано к Дебальцеву, где до сих пор война. Страшные картины предстают перед нами в новостных выпусках. Но одно дело смотреть на войну по телевизору, и совсем другое – столкнуться с ней лицом к лицу. Мама двоих детей Виктория Сытько (фамилия изменена – прим. автора) вместе с семьей приехала в Орск Оренбургской области из этой горячей точки.

– Война – это очень страшно, – говорит Виктория. – Когда у нас только начались боевые действия, все надеялись, они быстро закончатся. Но время шло, становилось все хуже. По городу ходили украинские силовики, патрулировали территорию. Никогда не забуду момент, когда я развешивала белье на балконе, а внизу ходили снайперы и целились по окнам. Страх не передать словами. В городе постоянно слышались взрывы. Приходилось прятаться с детьми в подвале. Однажды к нам приехала мама: плачет в истерике, руки-ноги трясутся. Я поняла – нужно уезжать.

Фото: REUTERS 2015

- Вместе с детьми я перебралась в Крым, у нас там знакомые живут. Муж остался в Дебальцеве. Рассказывал, что там творится. Едешь, говорит, на машине, по обочинам – трупы, собаки руки с ногами в зубах таскают… Слава Богу, муж быстро к нам вернулся. В Дебальцево с каждым днем становилось страшнее.

Читать далее

Это «Спарта»: оренбуржец из отряда Моторолы рассказал о боях за аэропорт Донецка

О себе Владимир говорит неохотно: «Что я, вот местные полной ложкой хлебают, им с родной земли уезжать некуда».

donbass

В «Спарте» поддерживают дисциплину. Жёстко наказывают, к примеру, за мародёрство. Здесь сухой закон. Денег добровольцам не платят — воюют за идею. В отряде много добровольцев из бывших республик Советского Союза. Уточняю: «Русские?» «Большинство, — отвечает Владимир, — но вообще - полный Интернационал». Среди них много офицеров-отставников, есть действующие военные, оформившие отпуск, приезжают и те, кто давно или вовсе не держал оружия в руках. Один мужчина с Дальнего Востока месяц добирался автостопом!

Как говорится, война — дело молодых. Как бы ни сетовали, что нынче «молодёжь не та», отовсюду едут на войну молодые и совсем юные добровольцы. Кстати, Гузиев встретил там юношу из Бузулука.

На вопрос, видел ли пленных, Владимир кивает: «Конечно, много. А вот жестокого обращения не наблюдал. Ну, дадут пару раз в морду — есть за что! Раненых перевязывали, лечили, хотя с медикаментами туго. Ведь большинство с той стороны — обманутые пропагандой пацаны. Им бы мозги промыть...» А вот ополченцам попасть в плен, особенно к «правосекам» (бойцам «Правого сектора»), — страшное дело. На этот крайний случай у каждого с собой граната.

Как в своё время в других горячих точках, в зоне вооружённого конфликта появились «белые колготки» — снайперши из Прибалтики и стран Скандинавии.

Читать далее